Das Schwarze Auge Logo

Главная » Информация » История

Главы из Historia Aventurica. Одиннадцатая эпоха между 933 и 973 годами от ПБ

ИМПЕРАТОР ПЕРВАЛЬ И ЕГО ДЕТИ – МЕЖДУ 933 И 973 ГОДАМИ ОТ ПБ
Общая обстановка на 933 год

После войн и беспорядков Времен без императоров Срединная империя приходит в полный упадок. Экономика и культура в застое, повсюду царит право сильного, простые люди отчаянно борются с голодом и нищетой.

Едва отдельные провинции усмиряются своими правителями, как в них вторгаются воинственные соседи, уничтожают деревни и посевы, отнимают скот и заставляют население вновь браться за оружие. Нынешний император Перваль восходит на престол только благодаря жестоким и суровым действиям, и единственный способ обеспечить порядок в империи заключается в строгом следовании его принципам: каждый возможный конкурент или противник должен быть лишен власти, заключен в тюрьму или убит. Страх – проверенное средство для удержания власти.

На юге центром силы становится Аль-Анфа, хотя Брабак и Силла более или менее успешно пытаются получить свой кусок пирога. Острова Пряностей в основном колонизированы Дивнопольем, что способствует ослаблению Срединной империи.

Только в Борнланде сохраняется некая стабильность и, особенно в крупных городах, все более могущественными становятся торговцы, которые через обедневшую аристократию уже могут влиять на решения Дворянского собрания – что, естественно, не устраивает консервативно настроенных дворян.

ИМПЕРАТОР ПЕРВАЛЬ

Еще во время войны Перваля за его беспощадность к врагам называют Жестоким. Став императором, он продолжает оправдывать это прозвище: запрещает пользоваться тупым турнирным оружием на гаретских императорских турнирах, выносит бесчисленные смертные приговоры даже по незначительными правонарушениям и создает в 939 году Коронное гаретское разведывательное управление (КГРУ), которое рьяно преследует всех подозреваемых в государственной измене. Двух из трех своих жен Перваль убивает в приступах ярости.

Единственные люди, которые для него действительно что-то значат и которых он даже боготворит – его дети, рожденные в 928 году близнецы Бардо и Целла. Он заявляет, что после его смерти они должны взойти на трон вместе, хотя это противоречит всем традициям.

ШИВОНА

Чтобы усилить морскую мощь Дивнополья, королева Амена поручает лучшим корабелам разработать новый тип корабля, который должен превзойти все предыдущие. Первая шивона спускается на воду в 933 году в Грангоре, и настолько отвечает ожиданиям Амены, что в последующие годы за счет государства корабли этого типа строятся один за другим.

АВЕНТУРИЙСКИЙ ЧЕМПИОНАТ ПО ИММАНУ

Торвальцы делают имман популярным везде, где задерживаются на некоторое время, в том числе на большей части авентурийского побережья. После относительно долгого запрета игры во многих провинциях Новой империи, как слишком жестокой и опасной, в 933 году император Перваль разрешает ее, и она очень быстро обретает множество поклонников. В 941 году даже проводится авентурийский чемпионат по имману.

ГОРНОЕ КОРОЛЕВСТВО КОШИМ

Гномы долгое время держатся подальше от людских проблем, но теперь у них возникает внутренний конфликт. На протяжении столетий гномы из Ксорлоша тщательно исследуют и расширяют древние проходы, залы и шахты под Кошем. И в 933 году основывают независимое горное королевство Кошим во главе с Гилемоном сыном Гиллима из рода Гарголакса. Новый горный король, благодаря своей репутации убийцы дракона, убеждает императора Перваля признать его претензии и оказывается единственным гномом, последовавшим в 987 году по призыву императора Рето на далекий Мараскан (где он с трудом переносит морскую болезнь). В итоге под власть горного королевства попадает даже несколько баронств Коша.

Однако гномы холмов видят в этом великое оскорбление, особенно возмущаясь тем фактом, что патриарх Ксорлоша признал горное королевство, даже не узнав их мнение. Король холмовых гномов Негромон сидит на банкете, когда ему сообщают, что отныне он только Верховный судья, – и задыхается, в гневе подавившись куском орехового пирога. В конце концов, кошский князь дает его сыну Нирвульфу должность наместника Ангбарских земель, но для примирения с Гилемоном требуется еще несколько десятилетий. Нирвульфа по-прежнему называют горным королем, особенно мятежные юные гномы, но он категорически отвергает идею насильственного изгнания кошимцев из Священных Залов – как и подавляющее большинство миролюбивых гномов холмов.

ТОРВАЛЬЦЫ НА ЮГЕ

После того, как нация торвальцев разобщается, дела торвальцев в Южном море скоро тоже становятся плохи. Долгое время они были постоянной угрозой для судоходства, но в 934 году адмиралиссиме Герлите Ульфхарт с четырнадцатью аль-анфанскими галерами удается разделаться с торвальскими Голубыми Скатами в морской битве у Селема. Только отта молодого Торгалы Кулак-Молота с большим трудом возвращается в Брабак, где к северу от города он основывает оттаяско Кулак-Молот, закладывая основу брабакского морского наемничества.

БАЛ ХОНАК СТАНОВИТСЯ ПАТРИАРХОМ

В своей необъяснимо стремительной карьере Балфемор Хонак в 938 году поднимается до поста патриарха, высшего чина аль-анфанской церкви Борона и, таким образом, становится главой всего культа и одновременно правителем Аль-Анфы, поскольку именно церковь Борона возглавляет Совет Двенадцати.

Вскоре выясняется, что Бал-Хонак, как теперь его называют, оказывается безжалостным правителем, выполняющим свои обязанности с чрезмерной строгостью. Он не терпит никаких возражений, и часто политические оппоненты умолкают от одного взгляда его темных глаз. Те, кто не запуган, беспощадно устраняются: угрозами, тюремным заключением, изгнанием или даже казнью. Хонак почти не позволяет себе спать – и, похоже, не нуждается в этом – а пишет по ночам свои распоряжения, указы и смертные приговоры. Он заставляет замолчать всех критиков и сомневающихся. Каждый аль-анфанец пугается, услышав шаги Гвардии Ворона возле своего дома. Город Безмолвия становится жутким местом, где почти никто не желает оказаться, а в народе его называют просто Городом – термином, от которого даже добропорядочных граждан пробирает холод до самых костей. Ибо никто не знает, чего ожидать, когда Гвардии Ворона предложит сопроводить его в Город: простых вопросов, беспощадного допроса, вежливого общения с патриархом, обвинения в государственной измене или ямы с крокодилами. После подобных приглашений некоторых больше никогда не видят.

Внешнюю политику Бал-Хонак ведет с такой же решительностью. В 940 году он заставляет правителей Харипсо и Хот-Алема не только предоставить черным галерам свободный доступ в свои порты, но также оплачивать содержание всех кораблей, размещенных в их городах.

Раскопки Бал-Хонака под Серебряной горой

В тот день, когда Бал-Хонак становится патриархом, он приказывает пробурить в Серебряной Горе пещеры и проходы. В течение нескольких следующих лет тысячи рабов копают на первый взгляд хаотичный лабиринт туннелей и шахт, погибая сотнями – в основном потому, что по завершении очередного участка Хонак приказывает казнить все свидетелей. Так как он определяет форму каждого туннеля лично, но общего плана ходов нет, возникают всякие слухи, большинство из которых передаются только шепотом: о поисках древней могилы, мистическом святилище Борона, полном срытии всей горы, мании Хонака ... хотя последний вряд ли кто отваживается высказывать вслух. Но и сам Хонак иногда удивляется ходом строительных работ, когда рабы неоднократно натыкаются на туннели, относящиеся к временам вуду, или на останки сооружений циклопов и даже на огромные гнезда насекомых прошлых эпох.

Начиная с 943 года патриарх каждую неделю велит отводить выбранного невольника по неосвещенным коридорам в такие места, где несчастному остается только безнадежно заблудиться и в итоге умереть от голода и жажды или стать жертвой многочисленных ловушек, скрытых в проходах. Из всех заключенных только одному, как известно, удается найти выход в 948 году: эльфийке Сиринде Песнь Совы, которая догадывается закрепить нить от одежды недалеко от входа. Поскольку стражники не замечают, как по мере углубления в гору ее платье становится все меньше, оставшись в одиночестве, она ориентируется по нитке и, полуголая, внезапно появляется у выхода. После личного допроса патриарха дает ей свободу при условии, что она больше никогда не появится в Аль-Анфе и отпускает ее на борт борнландского торгового корабля.

До самой смерти Хонак никому не открывает истинную цель раскопок Серебряной горы: на самом деле, это убежище на случай, если боги еще раз захотят излить свой гнев на город. Теперь он раздает описания небольших секций этих пещер и установленных там ловушек высшим посвященным и главам великих семей. Таким образом, каждая группа в случае опасности сможет уйти в отдельную зону, не заходя на территорию друг друга.

Принц Сторко Гаретский, бывший во времена Бал-Хонака послом Срединной империи в Аль-Анфе (в 973 – 993 годах), постоянно подчеркивает, что патриарх крайне опасен и что он четко планировал все свои действия с момента прибытия в Аль-Анфу – включая создание сети туннелей под Серебряной горой, что вряд ли преследует добрые цели. И он совсем не одинок в своих подозрениях.

ВОССТАНИЕ РЕМЕСЛЕННИКОВ

После того, как в Гаретии происходит несколько стычек между городскими и сельскими ремесленниками, когда организованные в гильдии горожане изгоняют своих коллег с рынков и уничтожают их товары, местные мастеровые в 938 году поднимают восстание, которое солдаты Перваля кроваво подавляют. Однако по настоянию землевладельцев впоследствии он утверждает «Указ о сельских гильдиях», предоставляющий сельским ремесленникам больше прав, чем ранее.

ШАРИЗАДЫ

В Мхандистане в 938 году маг-аналитик впервые обнаруживает, что в танцах легендарных шаризад присутствует своя собственная форма магии – это открытие и по сегодняшний день не признается миром академических магов.

ИМПЕРСКИЙ КОНКОРДАТ

По примеру дивнопольского Коронного Эпистола император Перваль в 939 году издает Имперский Конкордат, о которому среднеземельские посвященные Рондры также подчиняются Мечу Мечей, если они дворяне.

ГРИФОНОБРОДСКАЯ АКАДЕМИЯ МАГИИ

В Грифоньем Броде в 938 году черные маги основывают Зал Силы. Однако из-за проблем с верными Прайосу грифонобродцами они уже в 941 году перебираются в Лованген.

НОВАЯ ГЕТМАНША ГЕТМАНОВ

В 940 году Эйлиф уже не поддерживается большинством в хьялдинге. После долгих колебаний гетманы, наконец, избирают новой гетманшей гетманов Свафнильд Торфиннсдоттир. Хотя многие считают дочь успешного торговца лишь временным явлением, она оказывается отличным дипломатом. Хотя у нее нет собственной клановой поддержки, ей удается успокоить и примирить многие соперничающие фракции. Поэтому она остается верховной гетманшей дольше, чем кто-либо до нее.

Среди прочего она заставляет каждый оттаяско, поступающий на службу в качестве наемников, всегда заключать письменный контракт, за что те получают среди не-торвальцев прозвище «наемники королевы». Наконец, она даже создает собственный оттаяско Золотоискатели, который становится успешным подразделением наемников.

Торвальские налеты на острова Циклопов еще продолжаются в течение некоторого времени, но примерно с 950 года становятся все более редкими, так как там не остается почти ничего, чтобы можно было бы забрать. Постепенно торвальцы приходят к мнению, что морское наемничество более прибыльно, чем регулярные рейды на одни и те же деревни.

ПЕРЕСТРОЙКА ХАРБЕНА

Для усиления позиций имперского флота в море Семи Ветров император Перваль в 940 году приказывает укрепить главный опорный пункт Западного флота Харбен и полностью перестроить его военную гавань по последнему слову новейшей военной мысли. Строительные работы продолжаются почти двадцать лет, после чего Харбен становится городом-крепостью, почти не имеющим ничего общего со своим предыдущим видом.

ВЗРЫВ В ПУНИНЕ

Архимаг Робарий Пунинский – очень уважаемый член пунинской академии магов, хотя его эксперименты часто воспринимаются с небольшим энтузиазмом. В 941 году в его жилой и рабочей башне происходит мощнейший взрыв и пожар, преждевременно обрывающие его карьеру.

ВОЙНА НА ЮГЕ

С 940 года аль-анфанский флот возобновляет продвижение на юг и восток и претендует на многие районы Лесных островов. Часть его усилий направлена на поиски легендарной Адамантовой Страны. Когда в 942 году старатели обнаруживают богатые месторождения алмазов на Бильку, они считают, что они наконец нашли сказочную землю – хотя это не совсем так, потому что Бильку является лишь малым остатком исчезнувшего почти две тысячи лет большого острова. Ежегодный алмазный конвой в Аль-Анфу быстро становится мечтой любого авентурийского пиратского капитана, но охрана этих конвоев соответствует их ценности, и поэтому успешный налет остается лишь мечтой – и многим пиратам попытки ее воплощение обходятся дороже, чем просто разбитый нос.

В то же время продолжается рост напряженности в отношениях между Брабаком и Аль-Анфой, и одной из причин становится болотный город Х'Рабаал, который когда-то был центром державы ящеров и по-прежнему населен многими ахацами. Король Х'Рабаала пытается стравить два конкурирующих портовых города друг с другом, чтобы сохранить как можно большую автономию, но аль-анфанцы играют в подобные игры лучше и опутывают Х'Рабаала сетью соглашений и обещаний, пока в 943 году не убеждают его заключить с Аль-Анфой договор о дружбе, несмотря на все протесты и встречные предложения из Брабака.

Смена сторон торвальцами

Воодушевленный этим, патриарх Бал-Хонак совершает серьезную ошибку. Чтобы окончательно включить королевство Х'Рабаал в свои владения, он в 944 году вводит военное положение и мобилизует войска. На что брабакский король Пелейстон отвечает призывом к х’рабаальской правящей семье Хараццар прекратить действие договора о дружбе. Когда ему отказывают, он, в свою очередь, объявляет Х'Рабаалу войну.

Хараццарам удается совершить дипломатический подвиг и заключить союз с торвальским кланом Кулак-Молота, происходящим от Голубых Скатов: он обещает торвальцам власть над Брабаком и всеми прибрежными деревнями, если сейчас они возьмут брабакцев в клещи. В 946 году торвальцы для начала захватывают береговую деревню Винай, а затем высаживаются в устье Мисоба, в то время как х'рабаальское войско выступает для атаки Брабака с севера. В этой ситуации король Пелейстон приглашает Торгала Кулак-Молота на четырехсторонние переговоры, в ходе которых убеждает его, что, выступая за Х'Рабаал, он на самом деле борется на аль-анфанской стороне. Возмущенный торвалец рвет контракт с Х'Рабаалом, и на следующий день король Пелейстон объявляет семью Кулак-Молота отныне Великим семейством королевства с выделением в ее лен местечка Винай.

На своих драконьих кораблях с низкой осадкой торвальцы поднимаются по почти несудоходному Мисобу и, таким образом, обходят войска из Х'Рабаала. Хараццары слишком поздно понимают, что происходит, потому что торвальцы уже стоят перед Х'Рабаалом и угрожают занять почти беззащитный город. В итоге Хараццары соглашаются на переговоры – и король Пелейстон с трудом удерживает разъяренного торвальца от нападения на Х'Рабаал.

В конце концов, х'рабаальцы вынуждены отказаться от договора с Аль-Анфой и подчиняются Брабаку. В то же время род Хараццаров становится Великим семейством Брабака. В результате Пелейстон, без единого смертоубийства и с непроизвольной помощью Аль-Анфы, сумел более чем вдвое увеличить сферу своего влияния. Впечатленный столь успешными переговорами, Хот-Алем вскоре переходит под протекторат Брабака, лишь бы избежать аль-анфанского ига.

Никакой морской битвы

Когда патриарх Бал-Хонак узнает в Аль-Анфе обо всех этих событиях, уже слишком поздно посылать свои войска и вмешиваться. В следующем году, несмотря на поддержку Харипсо, его флоту никак не удается навязать решающую битву брабакскому. Когда отдельные корабли пытаются под ложными флагами незаметно подойти к брабакским кораблям, у Ранака происходит досадный инцидент: два аль-анфанских боевых корабля обстреливают друг друга и наносят серьезные повреждения, прежде чем замечают, что они оба идут под обманными брабакскими флагами. Над этой аль-анфанской тупостью смеются в тавернах всего авентурийского побережья, что, конечно, не обходится без моряцких преувеличений и прикрас, так что в некоторых местах считают, что половина аль-анфанского флота вместе с адмиралом потопила сама себя.

Лига свободных государств

Брабакцы в 947 году объединяется с Силлой (номинально еще аль-анфанской) в Лигу свободных государств. Когда брабакский флот, в том числе драккары Кулак-Молота, неожиданно появляется перед Харипсо, с 28-е по 30-е ингеримма там происходит морское сражение. Брабакцы не вступают в открытое противоборство, вместо этого устраивая череду небольших и быстрых нападений различных кораблей на вражеские. Наконец, Торгал Кулак-Молот очень смелыми действиями вынуждает двенадцать аль-анфанских бирем сцепиться друг с другом, и образовавшийся в итоге нерасторжимый клубок горящих кораблей и сломанных весел выбрасывается на скалы Альтума. Несколько брабакских кораблей используют возникшую неразбериху и захватывают флагманский корабль полностью обескураженного адмиралиссимуса Йоннара Вильмаана, чем добиваются потрясающей победы.

Многие выжившие аль-анфанцы после подобного позора решают не возвращаться на родину и остаются в Харипсо, где чуть позже становятся пиратами и делают моря еще более небезопасными, иногда даже сражаясь против своих бывших товарищей. Их пример заражает других беглецов, дезертиров и отчаявшихся, и город становится кипящим котлом, в котором смешиваются выходцы из множества стран.

Несмотря на то, что после этого сражения Лига свободных государств распадается, Силла при поддержке брабакцев теперь становится независимой. Патриарх Аль-Анфы бушует из-за пережитого позора и сносит несколько голов, но через несколько лет понимает, что итоги битвы в долгосрочной перспективе для него не так уж и плохи. Поскольку брабакский король был вынужден много заимствовать для строительства флота, его королевство почти разорено и уже не играет никакой реальной роли в Южном море. Хуже того, несколько Великих семей Брабака в открытую критикуют короля Пелейстона, и внутренняя борьба за власть препятствует процветанию королевства.

Хот-Алем отказывается от брабакской защиты и теперь тоже не является серьезным соперником, а пираты Харипсо и Силлы настолько заняты спором между собой, что не представляют никакой угрозы для Черной Армады.

Это не удерживает Аль-Анфы от продолжения борьбы с Брабаком. Устраивается несколько нападений на Х'Рабаал – под предлогом поимки беглых рабов, но на самом деле для подрыва военной и экономической мощи города на болоте. В море черные галеры топят преимущественно брабакские торговые суда, которые якобы не соблюдают Указ о конвоях (только брабакский торговый дом Герауцис за 30 лет теряет из-за аль-анфанцев дюжину поттов [1], но с постоянным упрямством называет каждый новый корабль именем святой, которая когда-то спасла брабакцев от голода: «Святая Элида»). А полдюжины влиятельных дворян города погибает в странных несчастных случаях или при нападениях – нет сомнений в том, что за этим стоят аль-анфанские убийцы из Руки Борона [2].

ИМПЕРАТОРЫ-БЛИЗНЕЦЫ

Дети Перваля Бардо и Целла совсем не интересуются политикой, и главное для Перваля – позволить им наслаждаться радостям жизни, а не беспокоиться о таких утомительных вещах, как дипломатия и ответственность. Это не меняется даже после смерти Перваля и их коронации в 948 году, для которой Перваль приготовил копию короны Рауля.

Близнецы убеждены, что, будучи правителями величайшей империи Авентурии, они имеют право на разнузданную жизнь. Они перекладывают правление на своих чиновников и советников и проводят время в оргиях и пьянстве. Целла забирает Звезду Селема из сокровищницы и заставляет вставить ее в диадему, которую носит почти постоянно, – и часто это ее единственная одежда, когда она принимает своих министров во время ежедневной ванны из кобыльего молока. Между тем Бардо назначает более тридцати женщин-министров для выполнения весьма своеобразных заданий – и всем им не больше двадцати лет.

СЫН БАЛ-ХОНАКА

Патриарх Аль-Анфы никогда не проявляет большого интереса к женскому полу, но совершенно неожиданно в 951 году в возрасте шестидесяти лет берет в жены туламидскую принцессу. Однако в следующем году она не переживает рождения первого ребенка, несмотря на присутствие компетентных врачей. Никто не удивляется, что Бал-Хонак не испытывает большой скорби, но, похоже, он очень доволен рождением наследника.

ЯРОСТЬ ЭФФЕРДА

В 951 году на менденское побережье в районе устья Тобиморы обрушивается мощный шторм, который сносит даже каменный мост возле замка Тальбрук. Проповедники Эфферда считают это карой за то, что город вызвал гнев Эфферда, и призывают к большему благочестию. После этой вспышки гнева морской бог, похоже, успокаивается, и в будущем подобных штормов не происходит.

ВОЗРОЖДЕНИЕ БОРБАРАДИАНСТВА

Примерно с 955 года скрытно создается несколько тайных культов, которые придерживаются учения Борбарада и учат своих членов борбарадианской магии крови. Основой обычно является чтение книги «Заветы Борбарада», которая становится все более популярной, хотя владение ею строго запрещено во многих регионах Авентурии. Заглянув в будущее, Борбарад описал в ней способ, которым он может быть восстановлен в случае его кончины.

Те, кто посвящает себя «божеству души» в соответствии с предписаниями в тексте, получают возможность использовать магию крови независимо от своих собственных магических способностей, но на самом деле этот эффект обусловлен малым сговором с архидемоном Амацеротом, неосознанно заключаемым заинтересованным лицом. Семь специальных магических формул, описанных в «Заветах Борбарада», также тайно служат росту власти Борбарада, потому что содержат хорошо скрытые компоненты ясновидения и доминирования, которые будут обнаружены только в 1019 году.

КАНАЛ КОРОЛЯ ТЕРЕНГАРА

В 956 году по приказу короля Теренгара начинает воплощаться небывалый строительный проект. Когда в 965 году он завершен, судоходный канал соединяет Сикрам с Оньетом и открывает новые возможности для внутреннего судоходства. Канал назван в честь короля, по инициативе которого он создавался [3].

ДВОРЕЦ АБУ-ТЕРФАСА

Химеролог Абу-Терфас обнаруживает в 958 году в отдаленной долине Кхорамских гор развалины крепости Аль-Хурам, которые отлично подходят для его исследований из-за своего расположения на нескольких силовых линиях. Он порабощает пещерного дракона, обитающего в руинах, и превращает в химерического дракона-тролля, который отныне служить ему как дворецкий. Он перестраивает здание в соответствии со своими идеями, и проводит там исследования. В кладе дракона он находит магическую латную перчатку и использует ее в качестве протеза для левой руки, не подозревая, что она является частью доспехов Серебряной луны Куртага. Перчатка позже сыграет важную роль в борьбе против Борбарада как «пять сияющих пальцев».

ТОРВАЛЬЦЫ НА ТУМАННЫХ ЛУГАХ

После того, как более чем двести лет ни один авентурийский корабль не обнаруживает прохода в Великанию, в 960 году торвальский драккар достигает Туманных Лугов у подножия Бронзового Меча. Так как торвальцы не возвращаются, никто в Авентурии не знает об их достижении.

ХАЛИФ ХАМАЛЛАХ АЛЬ-ГАТАР ИБН РАФИМ

В 957 году Малкиллах II умирает от естественных причин после более чем 60 лет правления, и трон халифа наследует его сын Хамаллах. Он стремится превзойти общепризнанные достижения своего отца, но у него нет его мудрости. В 959 году он возглавляет плохо подготовленное нападение на Дивнополье и, хотя доходит до Мефумиса, уже 18-го ингеримма терпит неудачу в битве при Ольбрисе, потому что его всадники не могут прорвать плотные ряды винсальтских пикинеров. После поражения он отказывается от дальнейшего наступления и поворачивает назад.

Двумя годами позже он, пытаясь стереть пережитый позор, покоряет Корапию, возвращает городу старое туламидское название Хорхоп и основывает там новадийское поселение. После пяти лет пребывания в этом прибрежном городе он в 966 году сходится с местной семьей Цефорика и возлагает на нее ведение государственных дел, чтобы вернуться в Унау, где из-за его отсутствия начинаются беспорядки. Несмотря на свое возвращение, он не может предотвратить восстание, устроенное в 967 году его дядей и некоторыми придворными. Хотя он заключает мятежников в тюрьму и казнит, желание жить в Унау его покидает. Он передает управление городом своему младшему брату Русаими и поселяется в родном Мхерведе, который в следующем году объявляет новой столицей халифата.

Тем временем семейство Цефорика в Хорхопе, используя отсутствие халифа, начинает вести дела по своему собственному усмотрению. В 967 году они восстанавливают Большую лотерею, запрещенную халифом. Номинально оставаясь в составе халифата, город на самом деле становится независимым.

РЕВОЛЮЦИЯ В ПЕЧАТНОМ ДЕЛЕ

На Мараскане тузакская семья печатников Дейшабетьида в 960 году изобретает книгопечатание подвижными литерами, что позволяет быстрее и дешевле выпускать объявления, периодику и книги, так как теперь не нужно создавать отдельный уникальный печатный блок для каждой страницы. Это изобретение распространяется с молниеносной скоростью по всему континенту и находит бесчисленное множество подражателей.

ПРАЙОСМИН V

965 год новой Посланницей Света становится Помона Россхагенская, принявшая официальное имя Прайосмин V.

БЕСПОРЯДКИ В ВАЙДЕНЕ

При бездарном герцоге Валлфриде IV многие вайденские землевладельцы разоряются, что приводит к голоду. В 963 году ему отказывают в повиновении несколько дворян, в то время как простолюдины возлагают вину за голод и страдание на эльфов, поскольку, несмотря на дружбу дворянства с эльфийским народом, крестьяне и простые ремесленники никогда не скрывали своего к ним недоверия. В возникшей смуте лесорубы углубляются в эльфийские леса, и разъяренная толпа вешает каждого эльфа, которого ей удается поймать.

Герцог призывает в Траллоп Орден Грома, чтобы силой восстановить порядок, но унять дворян не получается. Наконец, в 969 году Валлфрид вынужден дать право голоса при герцогском дворе Земельно-правовому союзу, представляющему интересы мелкого дворянства. Особенно больших усилий требуется Валлфриду и эльфу Раллиону Радужная Сирень, чтобы люди прекратили бесчинствовать по отношению к эльфам. Немного позже, в 971 году, император Бардо жалует «эльфийскому министру» Нахениэль Танец Источника графство Лесной Камень, что не сильно улучшает отношения между простыми людьми и их эльфийскими соседями.

ДОЧЬ РЕТО

Когда дочь марасканского короля Дамарис Марасканская забеременела в 964 году, к ее мужу принцу Рето Гаретскому является таинственная прорицательница Этернамиль (на самом деле волшебница Нахема). Она предсказывает, что однажды он станет императором Новой империей. Дамарис, при заключении брака с Рето принявшая имя Рохайя Дамарис и отказавшаяся от любых претензий на марасканский трон, рожает 23-го борона 965 году близнецов Хала и Селинду, но умирает в родах, как и новорожденный Хал. Размышляя об императорском троне и Кодексе Рауля, исключающем престолонаследование для женщин, Рето понимает, что, если он действительно станет императором, то у него не будет законного наследника без жены и сына. Поэтому он решает объявить, что умерла его дочь Селинда, а выжившим ребенком является сын Хал.

Отныне Селинда надежно охраняется и обучается жить как мальчик. Она превращает обман и ложь в свой жизненный девиз и ведет себя надменно и возвышенно, чтобы никто не раскрыл ее тайну.

ШТЕРРЕБРАНДТЫ

Тот факт, что в Борнланде многие дворяне полностью обеднели, дает богатым торговцам возможность покупать их голоса в Дворянском собрании. Теперь почти всегда принимаются решения, которые при ближайшем рассмотрении оказываются выгодны торговцам, но приносят никакой пользы дворянам.

В результате, некоторые торговые дома Борнланда со временем становятся еще богаче и, следовательно, еще влиятельнее. Ярким примером является фестумский дом Штерребрандтов, который умелыми действиями постепенно расширяет свое торговое присутствие по всему континенту. В 963 году Ардо Штерребрандту удается заключить сделку с амазонками Драконьих Камней. Он финансирует перестройку укреплений замка Йешинна и получает монопольное право торговли куркумским шафраном, что в итоге оборачивается золотой жилой, поскольку прибыль во много раз превышает стоимость строительных работ. Тем временем его брат Викко путешествует по Южным морям и очень успешно торгует специями, и это позволяет увеличить торговый флот семейства втрое – успех достигнут, кроме прочего, благодаря соглашению с минивату. В 966 году он обменивает у минивату дюжину единиц металлического оружия на часть побережья острова Ильтокен и основывает там Порт-Штерребрандт, единственную безопасную торговую гавань на Лесных островах. С этим портом он значительно улучшает свое положение в состязании за самые выгодные сделки с Островами Пряностей. Штерребрандты постоянно прокладывают новые торговые маршруты и открывают новые торговые представительства, даже на Мараскане и в далеком Дивнополье.

МАРШ НА ГАРЕТ

В 969 году божественное видение помогает служительнице Травии Вальцении чудесным образом покончить с голодом в Тобрии. Затем она собирает несколько тысяч верующих и идет с ними в Гарет «согреть там сердца людей», прежде чем «через два поколения великое зло с восхода растерзает семьи человеческие». В нескольких милях от стен Гарета она внезапно умирает от яда, который некто неизвестный добавил в ее травяной чай.

ЗИМНИЙ ДРАКОН В ГАРЕТИИ

С 969 года в Гаретии неоднократно замечают морозного змея Седрагонила, который крадет массу черных предметов, почти не обращая внимания на людей, гномов и других двуногих. В 975 году он, похоже, находит то, что искал, потому что покидает регион и возвращается на север, где он, собственно, и обитает.

ПОЖАР В АЛЬ-АНФЕ

В 970 году центр Аль-Анфы охватывает пожар, который разрушает целый городской квартал Глотка. Район больше не восстанавливается и становится домом для беднейших из бедняков. Некоторые жители Глотки утверждают, что видели в огне огненных саламандр и огромных черных пауков, но эти заявления церковь Борона игнорирует. Тем не менее, все те, кто может себе позволить, заводят своих собственных лейб-магов, которые знакомы с экзорцизмом [4].

КОШСКОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ И ГРАНДИОЗНЫЕ ПЛАНЫ СТРОИТЕЛЬСТВА

В 970 году в Западном Коше происходит землетрясение, вызывающие обрушение скал, после чего многие горные участки дорог становятся временно непроходимыми. В Гратенфельсе рушится несколько зданий, в том числе наполовину построенный храм Прайоса. Этот храм является личным проектом глубоко религиозного графа Вилбурна Барна Грейфакса Гратенфельского, который хочет превзойти эленвинский храм и надеется сделать свой город резиденцией местного Просветленного – и втайне даже мечтает сам стать упомянутым Просветленным.

Крах стройки не только не заставляет его отказаться от своих планов, но и воспринимается им божественным знаком для продвижения проекта с еще большей энергией. Для того, чтобы финансировать еще больший храм, он придумывает пресловутые Недели Бичевания с торжественными публичными самоистязаниями и увеличением налогов за каждую торговую сделку примерно на две трети.

Когда храм в 976 почти закончен, он снова рушится, на этот раз без видимых причин. Граф полагает, что строительство срывает якобы некий круг ведьм, и десятки подозреваемых подвергаются преследованием и тюремному заключению, за что он получает прозвище Сжигатель Ведьм. В то же время он произвольно увеличивает продолжительность Недель Бичевания и усиливает давление на строителей и горожан. Завершение постройки огромного здания в 981 году он использует как повод посвятить себя Прайосу. Тем не менее, его надежды на перенос резиденции Просветленного не оправдываются.

Сын, который не лучше

После того, как озлобленный граф Вилбур в 984 году умирает, трон наследует его сын Бальдур Грейфакс. Он тоже набожный почитатель Прайоса, но не настолько фанатичный, как отец. Но он подвержен зловещей паранойе, частично основанной на пророческом даре. Он предвидит появление Борбарада, но о большой опасности, которая придет с Востока, говорит всегда бессвязно. Смутное беспокойство заставляет его постоянно подозревать в предательстве собственных вассалов. Он приказывает окружить Гратенфельс мощными укреплениями и нанимает несколько сотен солдат в качестве постоянной армии. Хотя город имеет хороший источник дохода благодаря своим серным полям, его расходы во много раз превышают финансовые возможности, тем более, что все богатства уже были потрачены его отцом на храм. Вскоре графство безнадежно тонет в долгах, и даже фальшивомонетничество («Гратенфельская политика отливки монет») и использование в шахтах похищенных и порабощенных гномов не способны ничего изменить.

Но чем выше потребности, тем больше его безумие. Он казнит отдельных лиц за якобы нарушение порядка, установленного Прайосом, даже если их преступление состоит лишь в неправильном обращении к нему согласно титулу. Вскоре его опасаются все подданные, а другие дворяне попросту избегают. В 998 году по приказу императора Хала он объявляется сумасшедшим и отстраняется от должности. Но у города уже так много долгов, что его восстановление идет крайне медленно.

ИНТРИГИ АМАЗОНОК

В 971 году умирает королева амазонок Гилия Куркумская. На трон вступает ее старшая дочь, семнадцатилетняя Ипполита, а ее младшая сестра Улисса, двумя годами младше, становится ее ближайшим советником. В 976 году между сестрами происходит спор о толковании орденских порядков. Улисса, считающая себя лучшим правителем, обвиняет Ипполиту в нарушении строгого обета безбрачия и изгоняет сестру из Куркума, чтобы самой стать верховной королевой. Она даже приказывает офицеру Хане тайно убить Ипполиту. Но Хана отводит Ипполиту к друиду, который стирает ее память. Затем Хана ослепляет себя, чтобы никому не выдать местонахождение Ипполиты.

Два года спустя граф Арве из Арвепасса обнаруживает блуждающую Ипполиту. Он был отправлен принцем Хальманом о Беннайном для проверки слухов о дочери королевы Гилии, которая могла быть также и дочерью самого Хальмана. Граф Арве узнает ее и возвращает в Куркум, где она разоблачает коварство Улиссы. В качестве наказания узурпаторшу должны принести в жертву дракону Смардуру, но императорский дракон не появляется. Поэтому в 988 году ее просто изгоняют из замка [5] .

Ипполита, как новая королева, пересматривает суровые орденские правила и смягчает многие строгие порядки. Это вызывает ожесточенную критику традиционно настроенных амазонок, особенно из замков Кешаль-Рондра и Йешинна. Тем не менее, отныне сыновей амазонок больше не убивают, а оставляют на попечительство семей, живущих в окрестностях.

ХРОНОЛОГИЯ
  • 933: завершение Войн за Наследование
  • 933: спуск на воду первой шивоны
  • 933: основание горного королевства Кошим
  • 934: морская битва у Селема
  • 938: восстание ремесленников в Гаретии
  • 938: патриарх Бал-Хонак в Аль-Анфе
  • 938: в танцах шаризад впервые распознается магия
  • 939: Имперский Конкордат
  • 939: открытие Зала Силы в Грифоньем Броде
  • 939: образование КГРУ
  • 940: начало перестройки Харбена в город-крепость
  • 940: размещение черных галер в Харипсо и Хот-Алеме
  • 941: переезд Зала Силы в Лованген
  • 941: первый авентурийский чемпионат по имману
  • 941: взрыв башни Робария в Пунине
  • 942: открытие богатых алмазных месторождений на Бильку
  • 942: начало строительства канала короля Теренгара [3]
  • 943: договор о дружбе между Аль-Анфой и Х'Рабаалом
  • 944: военное положение в Аль-Анфе
  • 946: союз между семьей Кулак-Молота и Брабаком, подчинение Х'Рабаала
  • 947: неприятный инцидент у Ранака
  • 947: основание Лиги свободных государств, морское сражение у Харипсо, роспуск Лиги
  • 947: независимость Силлы
  • 950: открытие канала короля Теренгара [3]
  • 951: женитьба Бал-Хонака на туламидской принцессе
  • 951: ярость Эфферда
  • 955: возрождение борбардианского культа
  • 958: восстановление Аль-Хурама, обнаружение «сияющих пальцев»
  • 959: битва при Ольбрисе
  • 960: торвальцы на Туманных Лугах
  • 960: изобретение книгопечатание подвижными литерами
  • 961: захват Хорхопа новади
  • 963: начало беспорядков в Вайдене
  • 963: монополия на куркумский шафран для Штерребрандтов
  • 965: рождение Хала и Селинды Гаретских
  • 966: независимость Хорхопа
  • 966: основание Порт-Штерребрандта
  • 967: мятеж в Унау
  • 968: Мхервед как столица халифата
  • 969: конец беспорядков в Вайдене
  • 969: марш в Гарет
  • 969: морозный змей в Гаретии
  • 970: городской пожар в Аль-Анфе
  • 970: землетрясение разрушает часть Гратенфельса
  • 971: смерть королевы амазонок Гилии, коронация Ипполиты
  • 972: День Стыда
  • 972: первые набеги Огра Морей
  • 973: князь Рас-Казан Талузский как последователь Раштуллаха
  • 973: двоевластие на Мараскане
  • КОММЕНТАРИИ ПЕРЕВОДЧИКА

    [1] Потт – вместительное грузовое судно в южных странах

    [2] Рука Борона – аль-анфанская гильдия убийц

    [3] В источниках указываются годы строительства канала то с 956 по 965, то с 942 по-950

    [4] Пожар происходит из-за того, что во время встречи всех семей грандов Аль-Анфы для совместной клятвы против патриарха Бал-Хонака, член семейства Вильмаан вызывает огненного демона, чтобы ослабить другие Великие дома в предстоящей борьбе за власть, но демон выходит из повиновения

    [5] Указанные события описаны в романе Ульриха Кизова «Die Gabe der Amazonen» 1987 года

    Категория: История | Добавлено: PeterK | Просмотров: 40 | Рейтинг: 0.0/0

    Комментарии

    Гость
    0
    Гость ~
    Оставить комментарий:

    МОБИЛЬНАЯ ВЕРСИЯ